Россошанская епархия | Воронежская митрополия

Ремонт и восстановление храмов-памятников Русской Православной Церкви

  13 Августа 2019  |    346
Ремонт и восстановление храмов-памятников Русской Православной Церкви

События Новейшей истории, начала XX в стали трагическими для России и Русской Церкви. Новое большевистское правительство видело в Церкви одного из главнейших своих врагов и вместе с этим источник огромных богатств, для подержания своего режима. Мученической кровью и исповедничеством, освящены почти семь десятилетий XX в. Нет числа разоренным и оскверненным храмам, кощунственному поруганию святых икон и разграблению веками собираемых народных святынь. Одним из первых законов нового правительства стал декрет "Об отделении Церкви от государства.." 1918 г. В следующем году издан декрет "О вскрытии мощей всех российских чудотворцев". Декрет "О изъятии церковных ценностей" был издан в 1922 г. Особой неистовой жестокостью в отношении к народу и Церкви отмечены 20-30-е годы XX в. Лишь Великая Отечественная война 1941-1945 гг. привела к отрезвлению предержащей власти. Впервые за годы десятилетий забвения были возвращены верующим первые храмы. Некоторая терпимость к верующим и Церкви в середине 50-х годов вновь сменилась шквалом закрытия храмов и изъятием церковных ценностей, в хрущевский период. В стране, победившего социализма, не было места "темноте и невежеству средневековья". В 70-80-х годах положение не ухудшилось, но Церковь находилась в официальном забвении. В это время возрастает интерес к памятникам церковной архитектуры и иконописи, но они рассматривались лишь как музейные экспонаты. В самые тяжелые годы испытаний Русская Православная Церковь оставалась хранительницей тысячелетней культуры русского народа и государства. В эти сложные исторические условия еще ведутся научные и реставрационные работы по описанию и изучению церковных памятников. Например в 1918-1919 гг. в Кремле велись работы по реставрации и консервации 44 памятников. Велись реставрационные работы в храмах Новгорода, Пскова, Владимира, Ростова (всего около 200 памятников). Были созданы специальные экспедиции, одна из них Северо-Двинская (1918 г.) обследовала 1500 храмов и 30000 отдельных произведений церковного искусства. Со времени захвата власти большевиками, Церковь попадает в сложнейшие исторические условия. Новая власть была далека от помыслов реформирования традиционной духовной жизни общества. Её цель воплощалась в утверждении новой транснациональной религии - идеологии коммунизма. Перед лицом новой "религии" русская Церковь - хранительница исконных национальных духовных традиций, воспринималась неким анахронизмом, главным конкурентом в борьбе за умы и души людей. Таким образом, Церковь оказалась, по крайней мере, по двум причинам по другую сторону баррикад от господствующего режима, как идейно-политический противник и, как обладатель необходимых капиталов. Именно поэтому, с первых дней своей победы, революционеры-интернационалисты начали громить и грабить храмы и монастыри.

Современные перемены истории по милости Божией дали начало активному возвращению Русской Православной Церкви заброшенных храмов и монастырских комплексов. Однако передача Церкви национальных святынь, десятилетиями предававшихся забвению, а зачастую — откровенному поруганию, связана с необходимостью осуществления масштабных мероприятий по реставрации и приведению старинных церковных построек в соответствие с современными эксплуатационными нуждами и требованиями. Духовная, сакральная сущность любой церковной постройки, и в особенности храмов, безусловно, более значима, чем ее эстетические качества, оторванные от символических корней культуры в широком смысле слова. Надо радоваться, что сегодня религия стала равноправным участником процесса культурного объединения нашего общества..

Как в современных политико-экономических и технологических условиях вернуть всем храмам их изначальный, веками существовавший высочайший социальный статус и одновременно обеспечить сохранность памятников русского национального зодчества, являющихся неотъемлемой частью культурного богатства нашей Родины?

В свое время на огромных пространствах Советской России оказались тысячи храмов и монастырей, брошенных на произвол судьбы или используемых под насущные хозяйственные нужды.

Разумеется, такое отношение к церковным сооружениям не способствовало их сохранности. Сегодня эти объекты в огромном количестве передаются Русской Православной Церкви. Достаточно сказать, что только в период с 1987 по 1989 год в России вновь открылось более 1000 приходов, в большинстве из которых храмы нуждались, а многие и до сих пор нуждаются, в восстановлении и реставрации.

В связи с постоянно нарастающим процессом переход монастырей и храмов под юрисдикцию Русской Православной Церкви обозначился целый ряд проблем, которые сегодня требуют незамедлительного решения. Согласно отчетам с Архиерейского Собора от 2 февраля 2013 года, в Русской православной церкви уже тогда действовали 30 675 приходов, не считая приходов и монастырей в странах дальнего зарубежья и монастырей в составе Русской православной церкви заграницей – и это число продолжает неуклонно расти. Не сложно подсчитать, сколько было открыто приходов за 25 лет после развала Советского Союза, оставившего после себя менее 7000 действующих храмов! Зачем и почему восстанавливается, строится такое количество храмов? Патриарх Кирилл говорил об этом после Божественной Литургии в Свято-Троицком соборе в Париже, 4 декабря 2016 года: «Потому что мы прошли через такой исторический урок, через который не прошла ни одна нация. И мы не объясняем наши поступки, ибо каждый, кто знает нашу историю, понимает, что как народ мы спаслись только благодаря тому, что сохранили веру».

И именно поэтому такое, казалось бы, огромное количество приходов не соответствует количеству желающих посещать храм, воцерковляться. Многим до сих пор приходится ездить в соседние села и города, чтобы поучаствовать в богослужении – и вовсе не потому, что у них нет храма, а потому, что храмы эти непригодны для использования. Некоторые из них – это величественные, огромные соборы, находящиеся в ужасном состоянии, некоторые – старые дома священников, трапезные, оставшиеся после снесения храма.

И несмотря на все бедственное состояние этих церквей, люди идут туда, стоят на службах среди ремонта, среди строительных лесов, под протекающими крышами, не обращают внимания на отсутствие икон и росписей. О чем это может говорить, как не о вере и подвиге простых прихожан? И, естественно, этим объясняется их желание помочь родному приходу.

Но, к большому сожалению, процесс восстановления храма является очень сложным делом. На пути к реставрации необходимо решить множество вопросов, таких как:

•        Кому принадлежит здание храма?

Оно может находится на балансе местного сельского округа, находится в чьих-то частных владениях, или уже быть юридически передано епархии.

•        Создание прихода

Епархия не может заниматься восстановлением храма до тех пор, пока не будет открыт приход – инициативная группа минимум из двадцати человек. Это не обязательно должны быть местные жители, и, конечно, здесь не идет речь об их финансовой помощи – они должны участвовать в жизни храма, в богослужениях – церковь не должна пустовать.

•        Реставрация здания.

Буквально на последнем заседании Высшего Церковного Совета митрополит Псковский и Порховский Тихон представил картину, которая свидетельствует о том, что около 4500 российских храмов находятся в аварийном или в руинированном состоянии. В аварийном состоянии – это храмы, где совершаются богослужения, но есть риск утраты этих храмов, например, там весьма существенные конструктивные дефекты, требуется реставрация фундамента, реставрация стен, крыши и так далее. А руинированные – это храмы, которые в основном находятся вдали от населенных пунктов, где когда-то были деревни, а сейчас их уже нет, и эти храмы в руинах. Хотя есть и в городах, и в населенных пунктах такие храмы, которые стоят в руинах. Финансирование восстановительных и реставрационных работ. Ни местные епархии, ни Патриархия просто физически не в состоянии осуществлять руководство, контроль и, что самое главное, — централизованное финансирование проведения ремонтно-восстановительных и реставрационных работ на храмах-памятниках архитектуры. Хорошо, когда бремя по финансированию реставрации памятника берут на себя госструктуры, как, например, в Москве. Столичное правительство ежегодно выделяет средств на проведение реставрационных работ, правда это практикуется в основном в отношении или аварийных, или крупных объектов, таких как Сретенский, Покровский, Рождественский и некоторые другие монастыри. Конечно, госзаказ на реставрацию памятник — самый лучший и эффективный способ сохранения отдельного храма или монастырского ансамбля. В данном случае работы проводятся в комплексе и на высоком профессиональном уровне. Однако так происходит в столице и в некоторых других крупных или исторических городах. А как быть настоятелю сельского прихода? Он должен рассчитывать только на собственные силы и на помощь спонсоров. Но объемы спонсорской поддержки ничем не регламентированы и в большинстве случаев суммы, предоставляемые настоятелю храма благотворителями, оказываются явно недостаточными для проведения полного комплекса реставрационных мероприятий на объекте. В таких ситуациях события обычно развиваются так: денег мало, а сделать нужно много, поэтому к работам привлекаются неквалифицированные исполнители, а зачастую — просто случайные люди, готовые работать за миску супа. При этом используются материалы, которые не имеют никакого отношения к реставрации и способные причинить вред памятнику. К этому следует добавить, что реставрация ведется без предварительного обследования состояния памятника, без выявления причин возникновения имеющихся повреждений и при полном отсутствии проектной документации. Последствия реставрации, проведенной таким методом, — поистине губительны для памятника культуры.

Даже там, где средств позволяют квалифицированно выполнить хотя бы часть реставрационных работ, это происходит далеко не всегда. Причина в том, что, к сожалению, в течение последних 15-ти лет государственная система реставрации пришла в полный упадок. Сегодня в стране нет единой, действенной структуры, в рамках которой проводилась бы тщательная работы по методическому, архитектурному и конструкторско-технологическому обеспечению реставрационного процесса, по изучению свойств новых материалов, возможности их применения при восстановлении и обеспечении сохранности памятников церковного зодчества. Конечно, существуют отдельные архитектурные мастерские и научные отделы, действующие в составе государственных организаций или относящиеся к Церкви, но они далеко не всегда связаны с производством реставрационных работ, в то время как сегодняшнему заказчику нужен не проект, храм, в котором можно проводить службы и куда будут приходить богомольцы и туристы. Уловив эту тенденцию, на рынок реставрационных услуг хлынул поток фирм, которые берутся проектировать и выполнять работы на объекте, не имея для этого ни необходимых знаний, ни достаточного опыта, и, что самое ужасное, — не отдающих себе отчет в том, в к кой сфере деятельности они намереваются зарабатывать деньги. Получилось так, что реставрация оказалась втянутой в рыночные отношения, но пока эти отношения переживают "дикий" период своего развития. Разумеется, сказанное не следует понимать так, что весь рынок реставрационных услуг находится в руках некомпетентных и недобросовестных людей. Сейчас в сфере реставрации занято немало частных предприятий, персонал которых в состоянии провести детальное комплексное обследование памятника, выполнить полноценный проект и качественно произвести работы на объекте. У таких фирм имеется государственная лицензия, есть многочисленные положительные отзывы и рекомендательные письма от заказчиков. Большое значение при определении возможностей частных реставрационных организаций имеет государственная оценка их деятельности. Важно, чтобы заказчик понимал значение системного, комплексного подхода ко всем реставрационным проблемам, для решения которых очень важную роль играет проект и проведение всех необходимых исследований. Зачастую бывает так, что в поле зрения настоятеля храма оказывается частная проектно-производственная структура, чья деятельность на поприще реставрации действительно заслуживает уважения Действительно, зачем платить архитектору, конструктору, технологу, когда строители и так все хорошо знают сами? С одной стороны, можно понять настоятеля храма, у которого нет средств даже на приобретение извести.

 

Материально-технологическое обеспечение реставрации храмов.

Еще одна важная тема, которую нельзя обойти, связана с материалами для проведения реставрации памятников архитектуры, и в частности — церковных зданий. В наши дни на реставраторов буквально обрушился шквал информации о современных строительных технологиях и материалах, которые привозят к нам из-за рубеж или производят отечественные предприятия. Но требования к строительным и реставрационным материалам далеко не одинаковы. Другими словами, то, что хорошо для вновь возводимого объекта, совершенно не подходит для реставрируемого храма, построенного, скажем, в XVII или XVIII веках. Это легко понять на примере фасадных красок. Современные составы, предназначенные для декоративно-защитной отделки фасадов, ориентированы на длительную эксплуатацию даже в неблагоприятных экологических и климатических условиях. Но применительно к реставрации есть такое правило: материал должен быть обратимым. Это значит, что в случае проведения некачественной реставрации, при необходимости внесения каких-то изменений в связи с вновь проведенными историко-архивными изысканиями или просто в силу того, что с течением времени появились более совершенные реставрационные технологии — примененные ранее реставрационные составы должны быть легко и безболезненно для памятника удалены. А новейшие фасадные покрытия, рассчитанные на 10-20 лет службы, обладают высочайшей адгезией к основанию, и счищать их со стены приходится вместе со штукатуркой. Другая особенность реставрации — сохранение исторически достоверного облика храма. Для фасадов русских церковных построек XVII-XVIII веков был характерен мягкий колорит, получаемый в результате разбеливания известью минеральных пигментов, так называемых «земель», добываемых карьерным способом.

Что касается современных наружных покрытий, то их в массе своей отличают ненатуральные цветовые тона, которые придают краскам синтетические пигменты. Несмотря на то, что представители производящих фирм предлагают услуги по колеровке белых базовых красок в самые различные тона, это не помогает найти то, что нужно реставраторам. Не спасает даже ультрафиолет - новые фасадные краски не изменяют цветовой тон и его насыщенность в течение многих лет... А вот пример, демонстрирующий прямо противоположные требования к реставрационным составам. При исправлении дефектов поверхности фасадных изразцов иногда практикуют восполнение утрат специальными растворами с последующей росписью цветными эмалями на основе синтетических смол. Такой способ реставрации достаточно технологичен и позволяет добиться убедительного визуального эффекта, который, однако, сохраняется весьма непродолжительно. Кроме того, учитывая разницу в степени паропроницаемости материала подлинника и ремонтных составов, при отрицательных внешних темпер турах внутри изразца будет развиваться избыточное давление, что приведет к отрыву наружной пленки вместе с поверхностными слоями керамической основы.

Следовательно, для реставрации нужны материалы, которые, во-первых, не причинят ущерб памятнику, во-вторых, имея в виду возраст исторической постройки и стоимость реставрационных работ, будут сохранять свои свойства в течение минимум 100 лет.

Очевидно, что главная специфика реставрационных материалов — в противоречивости требований, которым они должны соответствовать. Для того чтобы понять, насколько свойства того или иного реставрационного материала сбалансированы и совместимы с историческими материалами памятника, необходимо провести доскональный анализ состав и убедиться в том, что данная сухая кладочная смесь или фасадное покрытие действительно соответствует задачам реставрации конкретного объекта. Сейчас в Москве и Санкт-Петербурге есть специализированные учреждения, которые занимаются исследованием свойств и сертификацией строительных и отделочных материалов. Но оплатить эти услуги в состоянии лишь крупные фирмы-поставщики, которые реализуют строительную продукцию в значительных объемах. А на восстановление маленькой одноглавой церквушки нужна всего одна бочка извести, и кто будет оплачивать работу по исследованию ее состав на предмет соответствия очень специфическим требованиям реставраторов? Сегодня возникла насущная потребность в единой специализированной госструктуре, которая взяла бы на себя поиск и подбор материалов для реставрации, их оценку, систематизацию и выработку рекомендаций по применению.

Функциональное использование церковных зданий.

На сегодняшний день тема сохранения русской храмовой архитектуры содержит в себе множество проблем, большинство из которых очень специфичны. Эта специфика объясняется тем, что старый православный храм или монастырский комплекс в условиях современности предстает перед нами как бы в трех ипостасях: с одной стороны, это памятник архитектуры, признанный культурным достоянием нации, с другой — объект духовной культуры, который одновременно является и эксплуатируемым общественным объектом. В связи с этим возникает масса вопросов, на многие из которых пока нет ответа. Предположим, что выполненная в интерьере храма фреска дошла до нас в значительно фрагментированном виде: утрачен лик ангела, есть отдельные детали одеяния, где-то сохранилась часть руки и т.д. Но раскрытая и укрепленная реставраторами фреска представляется настоятелю храма не столько произведением древнерусской монументальной живописи, сколько вместилищем глубокого духовного смысла. Проще говоря, священнику в храме нужен законченный, полноценной информативный образ, а не отдельные фрагменты изображения. Поэтому он настаивает на возвращении фреске ее первозданного вида. Но ни один художник-реставратор не пойдет на восполнение множественных утрат в живописном подлиннике —это отрицается самими основами научной реставрации! Как разрешить ситуацию, когда одинаково правы обе стороны, оказавшиеся втянутыми в конфликт? Теперь посмотрим на храм, как на эксплуатируемый общественный объект, в котором необходимо обеспечить хотя бы минимально комфортные условия пребывания. Следовательно, в храме должны быть освещение, вентиляция и отопление.

Если по поводу вентиляции проблемы не столь велики — в том или ином виде она всегда была в храмах, то с отоплением пока не все ясно. Начать хотя бы с того, что на Руси были храмы двух типов: теплые "зимние", в которых служили в холодное время года, и "летние" —где изначально не были предусмотрены системы отопления, и их большинство. В связи с этим возникает вопрос: как себя поведут конструктивные и отделочные материалы никогда не отапливавшегося "летнего" храма, если в нем устроить систему отопления? Одни специалисты утверждают, что этого делать нельзя, так как материалы храма за сотни лет уже адаптировались к сезонным перепадам темпер тур, другие считают, что поддержание в храме постоянной темпер туры благотворно скажется на его состоянии.

При этом сторонники отопления аргументируют свою позицию тем, что в Москве на рубеже XIX —XX веков в большинстве храмов было устроено воздушное отопление. Эта система представляла собой сооруженную в подполе храма печь с теплообменником, от которой по воздуховодам, устроенным под плитами пола и в стенах, подавался теплый воздух. Есть и другие, более поздние примеры. Так, в 1987 году "летний" Успенский собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры был оборудован системой отопления. С тех пор минуло уже много лет, собор пребывает в хорошем состоянии. В отапливаемом Троицком соборе Лавры в свое время были установлены микроклиматические датчики, и систематические наблюдения за их показаниями свидетельствуют о том, что в храме нормальные микроклиматические условия. Опираясь на уже имеющийся опыт, сегодня все больше церковных сооружений переходят в категорию отапливаемых сооружений. Сейчас даже разрабатывается единый нормативный документ, регламентирующий темпер туру воздух в храме в пределах 12-15°С. Вместе с тем вызывает некоторые сомнения то, что упор делается на определенную температуру, фиксированную в довольно узких границах. Дело в том, что храм — это не объект современного строительства, где применяются типовые СНиПы. В разное время храмы строили из различных материалов, обладающих неодинаковыми теплофизическими свойствами. В одном случае ограждающие конструкции церкви возводились из полнотелого кирпича, в другом, как например в стенах собора Рождества Богородицы Свято-Антониева монастыря в Великом Новгороде, присутствует комбинация из нескольких материалов, в числе которых и византийская "плинфа", и тесаный камень, и даже необработанный речной валун. Кроме того, в большинстве храмовых построек стены имеют переменную толщину: в нижней части они толще, вверху — тоньше. К тому же при поиске оптимальных параметров микроклиматического режима храма следует учитывать частоту его посещаемости. Скажем в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры находится раки с мощами преподобного Сергия Радонежского, к которой всегда стекается множество паломников и туристов. Там постоянно горят свечи, да и сами люди являются дополнительным источником тепла, не говоря уже о том, что человек помимо углекислоты выдыхает водяной пар. Другое дело — сельский храм, куда приходят не каждый день. Следовательно, к определению параметров микроклимат эксплуатируемого памятник церковной архитектуры нужно подходить с учетом целого ряда конкретных факторов и в каждом отдельном случае — дифференцированно.

Сегодняшнее состояние дела в сфере реставрации и сохранения исторических церковных объектов можно определить как двойственное. Есть немало примеров бережного, буквально трепетного отношения Церкви и Государства к шедеврам древнерусского храмового зодчества. Но, к сожалению, так происходит не везде. В ряде случаев храмы и монастыри продолжают пребывать в плачевном состоянии из-за отсутствия средств на их восстановление и реставрацию, или в силу того, что нынешние владельцы памятника не вполне отдают себе отчет в том, к кой ценностью они располагают. Думается, что проблема сохранения нашего общего духовного и культурного достояния должна решаться на всех уровнях власти — и церковной, и светской, потому что изменить ситуацию к лучшему можно только совместными целенаправленными усилиями всего общества.

Иерей Александр Самсонников



Возврат к списку

НОВОСТИ ЕПАРХИИ

О Таинстве крещения…
О Таинстве крещения…
  16 Ноября 2019

В Духовно-просветительском центре во имя святителя Тихона Задонского города Острогожска прошла очередная встреча молодёжи с духовенством благочиния.

На встрече присутствовал иерей...

Миссионерская литургия
Миссионерская литургия
  16 Ноября 2019

В субботу, 16 ноября, день памяти обновления храма вмч. Георгия Победоносца в Лидде (IV, Палестина), в воинском храме Сретения Господня г. Острогожска была совершена миссионерская Божественная ...

Торжества в Терновом
Торжества в Терновом
  16 Ноября 2019

16 ноября Святая Православная Церковь совершает празднование в честь обновления храма великомученика Георгия Победоносца в Палестинском городе Лидде. Для жителей с. Терновое Острогожского район...

Приходское собрание
Приходское собрание
  16 Ноября 2019

В субботу, 16 ноября, в Казанском храме п. Каменка Воронежской области прошло приходское собрание. Председательствовал благочинный Каменского церковного округа иерей Сергий Папин, настоятель Ка...

Труженики «земли» принимают поздравления с профессиональным праздником
Труженики «земли» принимают поздравления с профессиональным праздником
  15 Ноября 2019

15 ноября в Доме культуры п.г.т. Подгоренский чествовали тех, кто избрал своей профессией самый необходимый для человечества труд. Это праздник хлеборобов, механизаторов, животноводов, фермеров...

День работников сельскохозяйственной отрасли отметили в Каменке
День работников сельскохозяйственной отрасли отметили в Каменке
  15 Ноября 2019

В пятницу, 15 ноября, в администрации Каменского муниципального района прошли мероприятия, посвящённые Дню работников сельскохозяйственной отрасли.

С профессиональным праздником у...

Панихида по погибшим в ДТП
Панихида по погибшим в ДТП
  15 Ноября 2019

В третье воскресенье ноября отмечается Всемирный день памяти пострадавших в ДТП.

15 ноября, в преддверии этого дня в храме «Спорительница хлебов» с.Галиёвка иерей Евгений Чайкин о...

Престольный праздник Космо-Дамиановского храма
Престольный праздник Космо-Дамиановского храма
  14 Ноября 2019

14 ноября – день памяти святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии.

В этот день жители села Краснолипье молитвенно отмечают прес...